Запрос цены

«Город N» №05 (1114), 17 ЯНВАРЯ 2016

Организатор всероссийских конкурсов стартапов Виталий Галенчикрассказал N о новой нише для IT-бизнеса — интернете вещей.

Одну из образовательных дискуссий прошедшего в Ростове всероссийского стартап-тура «Сколково» в начале февраля организаторы посвятили умным гаджетам и захвату ими все большего пространства в жизни человека. Молодым предпринимателям рассказывали о возможностях монетизации этого процесса. Корреспонденту N Виталий Галенчик пояснил, что уже есть успешные зарубежные проекты, получившие свои миллиарды, но в России пока дела обстоят сложнее.

N: — Вы участвовали в дискуссии ростовского этапа стартап-тура «Сколково» об интернете вещей. Чем может быть интересна эта тема начинающим предпринимателям?

В.Г.: — Интернет вещей — это концепция, объединенная общим видением и ожиданием того, что большинство технических устройств в ближайшие пять лет смогут подключаться к сети.

По прогнозам аналитического агентства IDC, к 2020 году таких устройств по всему миру будет около 30 млрд — от автомобилей до пылесосов. Денежная емкость этого рынка может составить больше $ 8 трлн. Сегодня набирают популярность технологии умного дома, дополненной и виртуальной реальности, платформы и приложения для мобильной, встроенной электроники. Если говорить про носимую электронику, то мы наблюдаем смену парадигмы: человек постепенно переходит от использования внешнего компьютера к постоянному взаимодействию умных устройств с его телом.

N: — Увидели что-то интересное на рос­товской конференции «Сколково»?

В.Г.: — Если говорить про необычные идеи, то, к примеру, я уже в течение нескольких лет наблюдаю за развитием проекта беспроводного зарядного устройства WIRA, которым занимается молодой ученый из Краснодара Дмитрий Лопатин. Если под словом «интерес» понимать потенциально подходящие для инвестиций проекты, то серьезные прорывные решения в этой области давно не появлялись, и ростовская конференция не исключение.

N: — Почему?

В.Г.: — В России принято приблизительно делить стартапы на IT и не IT. У каждого вида есть свои сложности в организации бизнес-процессов. Но стартапы из области интернета вещей, по сути, совмещают в себе оба направления и сталкиваются с проблемами компаний как софтверных, так и хардверных. То есть сложности касаются как написания программной логики будущих продуктов, так и трудностей при производстве самих электронных устройств. Не говоря уже о прокачивании рынка и продажах.

N: — Есть ли еще какой-нибудь путь развития в этой сфере для уже существующего бизнеса, может, не создание уникального предмета, а софта к нему?

В.Г.: — По сути, интернет вещей — это компиляция и доработка существующих технологий. Так что молодые компании могут сосредоточиться на инжиниринге различных компонентов. Например, можно сосредоточиться на уменьшении размера используемых модулей или проектировать программные платформы. Точно так же можно визуализировать новые продукты и оформлять их в дизайне. Здесь все зависит от творческих способностей команды.

Зарубежный стартап Radius, специализирующийся на анализе данных, генерируемых устройствами интернета вещей, уже купили за $ 19,8 млн.

N: — Насколько развит этот рынок в России?

В.Г.: — Он только зарождается как здесь, так и за рубежом. Правила игры на нем еще не определены, а сегменты не поделены между игроками. Сегодня сложно прогнозировать, какой из стартапов набредет на по-настоящему перспективную тему. Никто не предполагал, что компания, производившая электронные браслеты и акустику для смартфонов, по прошествии нескольких лет будет стоить $ 3,3 млрд. Я говорю о Jawbone (фитнес-браслет, позволяющий отслеживать физическую активность, фазы сна, будить человека в наиболее подходящее время и т. п. — N). В августе прошлого года Samsung приобрел за $ 200 млн разработчика решений для умного дома SmartThings. Одним из его инвесторов, кстати, является Юрий Мильнер, совладелец Mail.ru Group.

N: — Как обычному человеку интернет вещей облегчит жизнь — понятно, а бизнесу в решении каких вопросов он может помочь?

В.Г.: — Для бизнеса разрабатывается более комплексный формат интернета вещей — это технологии, применяемые на производствах и в логистических центрах. В Amazon, например, почти всю работу выполняют роботы-ло­гисты.

N: — С синхронизацией большого количества устройств наверняка возникнут вопросы, связанные с безопасностью.

В.Г.: — Это одна из самых острых проблем. Уже есть примеры хакерских атак, направленных на современные гаджеты и бытовые устройства нового поколения. Потенциальные угрозы интернета вещей — это не только вывод из строя устройств, но и возможное использование чайников и утюгов в качестве компьютеров-зомби, участвующих в DDoS-атаках против организаций и предприятий, которые тоже перейдут на новый формат интеллектуальных производств. Еще одной проблемой может стать необходимость постоянной синхронизации и безопасного хранения данных на подключенных к сети устройствах. У нас в Acronis уже есть продукт, позволяющий контролировать распространение данных, а также передавать и хранить их в зашифрованном виде.

Полезная информация